«Марфа Васильевна я»: жены Ивана Грозного

Английском король Генрих VIII получил прозвище «Синяя борода»: он избавился от шести жен. Но первый венчанный царь всея Руси Иван Грозный легко может составить ему конкуренцию: восемь его супруг либо погибли при загадочных обстоятельствах, либо были сосланы или жестоко убиты им самим. При этом четко просматривается взаимосвязь личной жизни государя и дел государственных.

Добродетельная: Анастасия Захарьина-Юрьева

Сразу после венчания на царство в 1547 году Иван IV Грозный (1530-1584) устроил смотр невест: какой же это государь без жены? Всем боярам разослали грамоты с требованием представить наместникам дочерей и прочих девиц-родственников. Самых лучших отправили в Москву, и из толпы собранных красавиц Иван выбрал Анастасию Романовну Захарьину-Юрьеву.

Анастасия была дочерью окольничего Романа Кошкина-Захарьева-Юрьева, а дядя девушки состоял при малолетнем Иване IV опекуном. Может быть, это сыграло свою роль, но уверенно сказать об этом нельзя: невеста была на редкость хороша собой. Миниатюрная, темноволосая и темноглазая, она вмещала в себе все добродетели того времени: целомудрие, скромность, набожность и красоту.

Бояре Анастасию сразу невзлюбили: они считали унизительным службу «своей сестре» — женщине равного им положения. А вот сам Иван жену обожал и прислушивался к ее мнению. «Предобрая Анастасия», сообщали летописцы того времени, «наставляла и приводила Иоанна на всякия добродетели».

Царица не управляла через мужа страной: юная жена лишь сглаживала своей добротой вспыльчивый характер Грозного. Под ее влиянием он отменял смертные приговоры, посещал монастыри, отпускал заключенных и отказался от кровавых забав — перестал травить шутов медведями и собаками.

Досуг Анастасия проводила за вышиванием: из ее мастерской вышли десятки произведений, которые отличала не только роскошь материалов, но и удивительное мастерство и тонкий вкус. Царица родила шестерых детей, большинство из которых умерло во младенчестве. До взрослого возраста дожили только двое ее сыновей: Иван (тот самый, которого мы знаем по картине Репина) и Федор, ставший в 1584 году царем. 

Умерла царица после продолжительной болезни в 1560 году в возрасте 30 лет. На похороны Анастасии собралась огромная толпа людей, а бедняки отказывались от похоронной милостыни: свою любимицу они оплакивали искренне, а не за деньги. Сам Иван рыдал и «от великого стенания и от жалости сердца» едва держался на ногах.

Грозный был уверен: его жену отравили бояре. «С женою меня вы про что разлучили?» — писал он Курбскому. В 2000 году появились доказательства, что Иван IV, вероятно, был прав: в останках царицы обнаружили ртуть, мышьяк и свинец в количестве, которое не могло накопиться даже при ежедневном использовании средневековой косметики, которая содержала ядовитые вещества.

После смерти Анастасии царь ожесточился, стал подозрительным и гневливым. «Здесь конец счастливых дней Иоанна и России: ибо он лишился не только супруги, но и добродетели», — писал историк Николай Карамзин. Тогда-то на смену ангелу и пришла демоница: черкешенка Мария Темрюковна.

Злонравная: Мария Темрюковна

Разговоры о необходимости снова жениться бояре завели уже через восемь дней после гибели Анастасии. Иван IV хотел взять в жены сестру короля Польши Екатерину, однако тот потребовал за родственницу Новгород, Псков и Смоленск, и Грозный отказался от этой идеи. 

Царь отправил сватов «у черкасских князей дочерей смотрети», и вскоре в Москву прибыли 16-летняя княжна Кученей с братом. Гостью представили царю, и он, впечатленный ее красотой, объявил девушку своей невестой. После крещения Кученей получила имя Мария — в честь святой Марии Магдалины.

Увы, никакого сходства с тезкой у черкешенки не было. По словам Карамзина, Мария Темрюковна была дика нравом и жестока душой. Вышивать в светлице она отказалась, зато с удовольствием сопровождала мужа в военных походах, на охоте, публичных казнях и медвежьих травлях. В отличие от Анастасии Мария не пыталась укротить буйный нрав мужа — наоборот, только разжигала его жестокость и подозрительность. «На злые дела падущая», — так говорил о ней один из летописцев.

Автор «Записок о Московии» Генрих Штаден утверждает, что именно Мария Темрюковна придумала опричнину: «Она-то и подала великому князю совет, чтобы отобрал он для себя из своего народа 500 стрелков и щедро пожаловал их одеждой и деньгами и чтобы повседневно и днем, и ночью они ездили за ним и охраняли его». 

Единственный ребенок Марии, царевич Василий, умер в двухмесячном возрасте. Сама царица скончалась в 1569 году. Бояре, дворяне и простой люд оплакали женщину, «показывая горесть лицемерную, скрывая истинную, общую, производимую свирепством Иоанна». Грозный привычно объявил, что его жену сжили со свету, но в этот раз, по словам Карамзина, лишь для того, чтобы подготовить Россию к «ужаснейшим исступлениям своей ярости».

Быстро ушедшая: Марфа Собакина

Марфу Собакину, которую вся страна запомнила благодаря легендарной фразе из фильма Гайдая: «Марфа Васильевна я», — Иван Грозный и женой-то не считал. Причины для этого у него действительно были: его супругой Собакина пробыла лишь 15 дней.

В 1571 году царь устроил второй смотр невест. Всего собрали две тысячи девушек, из них выбрали 24, потом отсеяли половину, оставив 12 претенденток. Иван «долго сравнивал их в красоте, в приятностях, в уме; наконец предпочел всем Марфу Васильевну Собакину». 

Семья Марфы была счастлива: ее отцу Василию пожаловали боярский сан, дядя Василий стал окольничим, брат Семен — царским стольником, двоюродный брат Каллист — царским кравчим. Знай они, что их ожидает, то вряд ли радовались бы — скорее, бежали из столицы со всех ног.

Марфа Собакина сразу после помолвки захворала: девушка «сохла» без видимых причин, у нее начались припадки. Это было крайне странно: ведь остальных претенденток она обошла не только красотой, но и здоровьем. «Финалисток» тщательно осматривали медики, брали даже пробы мочи. Иван от невесты не отказался и сыграл свадьбу: «Положа на Бога упование, любо исцелеет».

Бог, увы, не помог: через 15 дней после венчания Марфа умерла. По традиции Иван объявил, что девушку извели ядом. В ходе расследования казнили 20 человек, отца Марфы насильно постригли в монахи, а братьев за «чародейство» убили. По одной из версий, Собакину отравили родственники предыдущих жен, по другой — мать передала ей некое зелье для «плодородия», которое и убило девушку.

Исследование останков Марфы, проведенное в 1990-х годах, не показало наличия ядовитых металлов или других устойчивых веществ. Однако, если отрава была растительной, то за 360 лет ее следы исчезли, так что версию насильственной смерти анализ не опровергает. А еще есть легенда, что тело Марфы было не тронуто тлением, словно она умерла только что. И лишь через несколько минут после вскрытия гроба останки почернели и превратились в прах.

Сосланная: Анна Колтовская

После смерти Марфы Иван Грозный созвал в Москве собор. На нем он объявил, что после гибели трех жен собирался «посвятить себя житию иноческому», однако «дерзнул на четвертый брак», видя «государство в бедствиях». Четвертый раз венчаться было запрещено, однако царь заверил всех, что Собакина никогда не была ему настоящей женой: из-за болезни он так и «не разрешил» ее девства.

Церковники, с трудом удержавшись от того, чтобы объяснить царю, что он и есть причина «бедствий», признали брак с Марфой не идущим в зачет, и позволили Ивану выбрать новую супругу. Ею стала Анна Колтовская — «вице-мисс» смотра невест, на котором победила Собакина. На царя наложили трехлетнюю епитимью (наказание в виде нравственно-исправительной меры, «врачевание духовное»), а народу строго-настрого наказали: никаких венчаний в четвертый раз! Это только для государя, и то в силу рокового стечения обстоятельств!

Брак с Анной продлился всего полгода, после чего Грозный насильно постриг ее в монахини. О причинах такого поведения историки спорят до сих пор. Одни говорят, что Колтовскую ненавидели бояре, которые и добились ее ссылки. Другие утверждают, что она постоянно конфликтовала с опричниками, тем самым восстановив их против себя. Третьи же объясняют всё просто: Анна быстро надоела царю, и он от нее избавился.

Забытая: Мария Долгорукая

До сих пор не ясно, существовала ли Мария Долгорукая, или она — выдумка, которую сочинили только в XIX веке. Не исключено, что Марию вычеркнули из жизни Ивана Грозного как супругу не только незаконную (ведь венчаться четвертый раз было нельзя), но и недостойную.

Супругой царя Мария стала «по молитве» — то есть без совершения брачного обряда — и погибла уже на следующий день. «Женившись на ней 1573 года ноября 11, он узнал, что она еще прежде потеряла свое девство, и на другой день после свадьбы приказал затиснуть ее в колымагу, повезти на борзых конях и опрокинуть его в воду», — так рассказывал о судьбе княжны Долгорукой историк Николай Костомаров в 1866 году.

Незаконная: Анна Васильчикова

В пятый раз Иван IV даже не пытался получить разрешение на брак у церкви: он просто взял и обвенчался с дочерью боярина Григория Васильчикова. Свадьбу устроили скромную, большинство гостей были из числа близких Грозного.

Тихая, пугливая Васильчикова больше походила на монашку, чем на царицу. Выходов в свет она не любила, отчаянно боялась сглаза, на людях всегда появлялась в плотном окружении боярышень. Судя по всему, она надоела Грозному почти сразу: через несколько месяцев после свадьбы покровитель Анны Василий Умной и двое братьев царицы дали вклад в Троице-Сергиев монастырь по 50 рублей каждый, что было явным свидетельством приближающейся опалы.

Примерно через год супружеской жизни Грозный отправил Анну в монастырь, где она и умерла.

Похороненная заживо: Василиса Мелентьева

Василиса — еще одна царица Шредингера. До сих пор непонятно, существовала ли Мелентьева, или ее упоминания появились в хрониках стараниями фальсификаторов истории. Тем не менее, она часто фигурирует в произведениях искусства, посвященных Ивану Грозному.

Мужем Василисы считают приближенного царя Мелентия Иванова, который заслужил расположение государя своей готовностью исполнять любые приказы. Как-то Иван решил заехать к любимчику в гости — и был поражен красотой Василисы. Государь велел прислать женщину к нему, но Мелентий не сделал этого, отговорившись болезнью. Грозный не поленился навестить внезапно захворавших супругов. После этого визита Иванов скоропостижно скончался, а его вдова стала невенчаной женой Грозного.

Царь выполнял все капризы Василисы: например, изгнал из дворца женщин, которые пришлись ей не по вкусу. Мелентьевой не нравились постоянные безумные гуляния и казни, и монарх стал вести себя сдержаннее. Семейная жизнь Ивана Васильевича с бойкой вдовой продолжалась два года, пока он не застал ее в постели с другим мужчиной. Закопали Василису и ее любовника в одной яме, Мелентьеву — живой.

Последняя: Мария Нагая

Дочь окольничего Федора была красавицей: высокая, статная, с огромными глазами и косой ниже пояса. Замуж за царя, которому уже исполнилось 50, идти не хотела, да только кто ее спрашивал. Свадьбу провели в «узком кругу»: посаженным был царевич Федор, «тысяцким» — наследник престола, Иван.

С женами царевичей отношения у Марии не заладились: она требовала от них покорности и уважения, считая себя старшей. Те возмущались: где это видано, чтобы царевнами управляла «женище» — невенчанная супруга, обычная наложница? Иван, раздраженный женскими сварами, как-то пообещал скормить Марию псам, и после этого девушка присмирела.

В 1582 году у Нагой родился сын Дмитрий, а спустя два года Иван Грозный скончался. Женщину с ребенком сослали в Углич, а когда Дмитрию исполнилось девять лет, он погиб. Историки до сих пор не смогли разобраться, что произошло: то ли мальчика убили, то ли он сам во время приступа эпилепсии ударил себя в горло сваей — тяжелым четырехгранным гвоздем для игры в тычку.

В 1605 году Мария Нагая признала Лжедмитрия своим сыном, а еще через год, в 1606-м, отказалась от него: «Было б меня спрашивать, когда он был жив; а теперь, как вы убили его, уже он не мой!» Скончалась женщина в 1611 году, пережив своего супруга на 27 лет.

На этом число законных браков царя закончилось, и далее…

сведения становятся более путанными. 

В 1567 году через полномочного английского посла Энтони Дженкинсона Иван Грозный вёл переговоры о браке с английской королевой Елизаветой I, а в 1583 году через дворянина Фёдора Писемского сватался к родственнице королевы Марии Гастингс, не смущаясь тем, что сам был в это время в очередной раз женат.

Возможным объяснением многочисленности браков, не свойственной для того времени, является предположение, что Иван был большим любителем женщин, но он в то же время был и большим педантом в соблюдении религиозных обрядов и стремился обладать женщиной только как законный муж. С другой стороны, по словам англичанина Джерома Горсея, знавшего царя лично, «он сам хвастал тем, что растлил тысячу дев и тем, что тысячи его детей были лишены им жизни». По мнению В. Б. Кобрина (проф. каф. истории МГУ им. М.В. Ломоносова), это высказывание, хотя и содержит явное преувеличение, ярко характеризует развратность царя. Сам Грозный в духовной грамоте признавал за собой и «блуд» просто, и «чрезъестественные блужения» в частности.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top