Промежуточные итоги СВО на Украине. Часть первая.

Вот уже полгода длится специальная военная операция на Украине.

Попробуем подвести небольшие итоги и объяснить: почему за последних несколько месяцев так заметно изменилась ситуация на фронтах,  почему союзные силы сегодня начинают, по сути, по-другому воевать – идут наступательные операции гораздо в больших масштабах, чем это было, например, месяц-два назад и почему сопротивляемость украинского режима так заметно падает.

Войны всегда делятся на два вида. Первые – этот скоротечные войны, где обычно главную роль играет хорошая подготовка армии до войны. Вторые – войны затяжные, когда обе армии, которые схлестнулись между собой, не выявили в первые несколько месяцев победителя, и дальше основным факторам, играющим на победу, является лучшая подготовка к войне страны в целом.

Первые месяцы войны показали,

что украинские Вооружённые силы, причем кадровые украинские Вооружённые силы, которые имели за плечами 8-летний опыт в бою, очень неплохо подготовились к войне, в отличие от российских Вооруженных сил, которые очевидно готовились к войне другого типа. А так как ресурсы Украины несоизмеримо ниже Российских ресурсов, то естественно украинские Вооружённые силы не могли выиграть эту войну в короткой, стремительной компании и таким образом в конце марта начале апреля война зашла в тупик.

Тогда стало понятно, что война будет долгой, по сути, войной на истощение. Причём российское командование понимало свою слабую сторону – нехватку пехоты. Хорошо подготовленную пехоту, оно начало готовить из резервов. Уже тогда были заложены основы формирования новых добровольческих частей, которые сегодня начинают массово появляться на фронте. Также было заметно почищено мужское население на Донбассе. Всё это вместе в какой-то степени решило проблематику наличия пехоты, без которой занятие территории просто невозможно.

Вторым важнейшим моментом стало техническое оснащение,

а здесь уже игра пошла в одни ворота. Причём с каждым новым месяцем тотальное превосходство России в авиации, артиллерии, танках и другом тяжелом вооружении становится, просто всё подавляющим.

Несмотря на то, что Запад попытался организовать поставки своей техники украинским Вооруженным силам, они столкнулись с очевидными проблемами. Самая главная из которых – наличие  ремонтных мастерских. Не может высокотехнологичное оружие Запада, которое, как и любое другое оружие, без нормального технического обеспечения долго воевать. В боевых условиях оно довольно быстро выходит из строя и требует ремонта. В стране должна быть налажена ремонтная база для ремонта этих систем оружия.

Наглядным примером служат немецкие САУ PzH 2000, которых поставили 15 единиц, а на сегодняшний день, по данным украинских источников, в строю осталось всего 5. Почему? Подавляющее большинство этих систем вышла из строя вследствие технических поломок и невозможности их исправить на территории Украины. То же самое касается и французских CAESAR и американских M109A7 Paladin и даже американских лёгких буксируемые гаубицы M777, которая на самом деле намного менее технологичны, но достаточно сложны для обслуживания украинскими расчётами. Значительную часть этих систем украинские Вооружённые силы потеряли не от прямого огня российских Вооруженных сил, хотя таких потерь довольно много, а потому, что они вышли из эксплуатации вследствие технических поломок.

Советских образцов вооружения

у украинских Вооруженных сил становится всё меньше и меньше, несмотря на то, что из Европы уже вывезено буквально всё, что только можно: и танки, и самоходные артиллерийские установки, и буксируемые гаубицы, и бронемашины. Всё! И этого не хватает, вооружение выходит из строя гораздо быстрее, чем поступает. Техническая оснащенность украинских Вооруженных сил падает из месяца в месяц и сегодня стала критической.

Судя по той информации, которая идёт с линии фронта, Украина не может нормально организовать даже контрбатарейную борьбу, что мгновенно превращает украинскую пехоту буквально «в мальчиков для битья». Это подтверждают многочисленные видео украинских пехотинцев, которые жалуются на просто всё подавляющий артиллерийский огонь, на который украинским Вооружённым силам нечем ответить.

У российского командования таких проблем нет.

Может с высокотехнологичными системами вооружений в Российской армии пока есть проблемы. Мы не имеем таких возможностей по ведению разведки, какие есть у стран-членов НАТО и полностью предоставленных в распоряжение украинских Вооруженных сил. Мы не можем наносить, например, такие же точечные и очень эффективные удары, как у M777 или РСЗО M142 HIMARS. Хотя ювелирные прилеты в Винницу, Львов, Одессу и другие города были. Так же всему этому мы можем противопоставить вал огня и постепенное улучшение способов ведения боевых действий. Пусть медленно, но улучшается тактика применения артиллерии, авиации и бронетанковых войск.

Очень важным фактором, влияющим на исход боев,

стало улучшение качества войск. Дело в том, что лучшие украинские войска были выбиты во время боёв в феврале, марте, апреле и даже начале мая. На сегодняшний момент подавляющее большинство, около 80% личного состава, украинских Вооруженных сил это не кадровые военные, а резервисты. Причём качество российских и украинских резервистов заметно отличается. В Российские добровольческие части берут людей, которые прошли срочную военную службу, имеют соответствующую подготовку и сбивают в довольно боеспособные подразделения, а потом отправляют на фронт. У украинцев, на первый взгляд ровно та же ситуация, но с одним очень важным исключением. Дело в том, что по мере развития тактики уничтожения украинских подразделений на фронте путём перемалывания их артиллерией, российские войска, по мере нахождения на линии фронта, постепенно набирают боевой опыт, а вот украинские войска такой боевой опыт набрать не могут, так как резервы просто уничтожаются, и на фронт поступает необстрелянное пополнение.

Таким образом, качество войск на линии соприкосновения от месяца к месяцу меняется в пользу России. Российское командование, по мере увеличения пехотных частей союзных войск на фронте, перевело войну на новый этап. Если раньше мы были в тупике и максимум, чего могли добиться – это уничтожение Мариуполя.  То  уже в конце мая — начале июня мы смогли организовать серьезную фронтовую операцию по освобождению Северодонецко-Лисичанской агломерации, а сегодня,  буквально спустя полтора месяца, мы уже можем атаковать сразу по многим направлениям, а противник нормально сопротивляться не может.

Дальше для противника всё будет только ухудшаться,

потому что нормальных, работоспособных систем вооружения советского образца всё меньше и меньше, боеприпасов к ним катастрофически не хватает. Натовских систем вооружений тоже становится всё меньше и меньше, потому что страны члены НАТО столкнулись с проблемой обслуживания своих вооружений и понимают, что это всё просто «бросание железа в болото». Плюс многие европейские страны откровенно боятся из-за позиции России по газовому вопросу поставлять новые системы вооружений Украине.

Это сказывается на фронте. Сегодня украинские солдаты в местах, где наши войска атакуют, говорят одно и то же: нас не прикрывает авиация, нас не прикрывает артиллерия, у нас нет тяжелых систем вооружений, нас все бросили, мы пушечное мясо, а когда мы пытаемся уйти с позиций, нас уже расстреливают.

На днях появилась информация о том, что дезертирами на Украине считается примерно четыре с половиной тысячи военнослужащих.  Не уклонистов, отказавшихся прийти в военкомат по повестке, а дезертиров, покинувших воинские части. Если разбросаться то, это примерно 2% личного состава воюющих, находящихся на передовой войск. Это огромная масса.

Именно по этой причине украинское командование всё больше и больше применяет практику расстрелов, рекомендует офицерам расстреливать своих солдат на месте, чтобы заставить остальных воевать. Правда, как показывает исторические примеры, такая практика может работать только в одном случае: если солдаты верили, что после войны государство, которое применяет эту практику, останется и они, соответственно, понесут заслуженное наказание. Если же солдаты убедятся в том, что государства, например, Украины, после войны не будет, то, соответственно, эти самые преступления перестанут таковыми быть и ситуация очень быстро может измениться. Тогда солдаты могут уже сами начать расстреливать командиров, хотя бы для того чтобы спасти свою жизнь. Тогда любая армия очень быстро превращается в толпу хорошо вооружённых бандитов.

Как следствие

резкое падение морального духа наблюдается не только у солдатского, но и офицерского состава украинских Вооруженных сил. С июля по август счеты с жизнью свели более 120 офицеров, в том числе элиты – десантно-штурмовых бригад.

Естественно всё это видит Западный спонсор украинского режима и задумывается, а стоит ли помогать этому режиму дальше. Для режима Зеленского это очень тревожный даже не звоночек, это уже набат.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top