ВЕЛИКОЕ ПОСОЛЬСТВО (1697—1698)

Восстанавливаем хронологию

Нарушая хронологию, я вначале ознакомил Вас, дорогие друзья, со вторым посольством и пребыванием Петра Великого в Европе. Сегодня я возвращаюсь во временные рамки и предлагаю ознакомиться с первым Великим посольством 1697-1698 годов.

Английский историк Маколей, говоря о пребывании Петра за границей, замечал: «Это путешествие составляет эпоху в истории, не только России, но и в истории Англии и во всемирной истории». Действительно оно привело к непосредственному сближению России с Западной Европой.

Можно с уверенностью констатировать, что, во-первых, это путешествие было следствием многолетнего пребывания юного царя в Немецкой слободе. Во-вторых, внешним поводом к этому путешествию послужило желание найти союзников в усиливающейся борьбе с турками и крымскими татарами.

Но результат превзошел все ожидания. На обратном пути у Петра созрела мысль о нападении на Швецию. Таким образом, это путешествие занимает особое место в истории восточного вопроса и служит как бы введением в историю Северной войны.

Первопричины поездки

Существует множество мнений о том, как появилась первоначальная мысль о поездке за границу.

В Венском архиве найдено относящееся к тому времени письмо неизвестного лица, в котором рассказано, что однажды на пиру царь, в присутствии бояр, сообщил о своем намерении отправиться в Рим для того, чтобы там поклониться мощам св. апостолов Петра и Павла. Поводом к этому намерению царя, сказано далее, служило чудесное спасение жизни Петра во время ужасной бури на Белом море, в 1694 году. Однако предположение, будто путешествие Петра имело, главным образом, религиозную цель, нисколько не подтверждается другими данными и оказывается лишенным всякого основания.

Австрийский дипломатический агент Плейер писал императору Леопольду, что Петр поехал за границу для развлечения и что отправление посольства, в свите которого находился царь, было лишь предлогом для маскировки «прогулки» царя. Но это свидетельствует о полнейшем непонимании значения и целей путешествия Петра.

Зато нельзя не признать существования тесной связи между путешествием и турецкой войной. Для дальнейшего успеха в борьбе с турками было необходимо развитие сил и средств России на море. Сам царь во введении к Морскому регламенту объясняет причины своего путешествия следующим образом: «Дабы то новое дело (т.е. строение флота) вечно утвердилось в России, государь умыслил искусство дела того ввесть в народ свой и того ради многое число людей благородных послал в Голландию и иные государства учиться архитектуры и управления корабельного. И что дивнейше, аки бы устыдился монарх остаться от подданных своих в оном искусстве, и сам восприял марш в Голландию». Сам царь собирался работать и учиться.

Довольно часто высказывается предположение, что Петр решился отправиться за границу, «чтобы научиться лучше царствовать». Однако, не думаю, чтобы эта мысль стояла на первом плане. В 1697 году Петр был отчасти уже специалистом в морском деле, между тем как вопросы, относящиеся к управлению государством, тогда его почти совсем не интересовали.

Начало поездки

6 декабря 1696 года думный дьяк Укщинцев объявил в Посольском Приказе, что царь намерен отправить в посольство к цезарю, к королям английскому и датскому, к папе римскому, к Голландским Штатам, к курфюрсту бранденбургскому и в Венецию «для подтверждения древней дружбы и любви, для общих всему христианству дел, к ослаблению врагов креста Господня, султана турецкого, хана крымского и всех басурманских орд, и к вящему приращению государей христианских».

Из России в Европу Великое посольство выехало в марте 1697 года. Его возглавляли послы — Франц Лефорт, Фёдор Головин и Прокофий Возницын.

Посольская свита состояла более чем из двух сотен лиц. Между ними находилось тридцать «волонтеров», отправлявшихся исключительно с целью изучения морского дела и составлявших особый отряд, разделенный на три десятка. «Десятником» во втором десятке был Петр Михайлов, т.е. царь.

Кроме того в состав посольства входили дипломаты, переводчики,  священнослужители, медики, прислуга, военные и офицеры охраны, повара. Обоз посольства насчитывал тысячи саней.

Помимо первостепенной задачи — поиска поддержки западных государств в войне с Османской империей — посольство нуждалось в том, чтобы найти и пригласить на службу в Россию образованных иностранных специалистов, способных помочь наладить внутреннее положение страны. Также Пётр I мечтал о закупке модернизированного вооружения, способного помочь сокрушить соперников России.

Изначально Пётр I сохранял анонимность, путешествуя по Европе. Однако необычная внешность русского царя и привычка выступать под первым номером на переговорах с иностранными правителями выдавала монарха.

Первым на пути оказалась Рига

Прием, оказанный русским послам, был довольно пышный и торжественный, но путешественникам приходилось платить за все необходимое слишком дорого. Кроме того, рижский губернатор Дальберг, не имея поручений вступать в какие-либо переговоры, относился к русским путешественникам без всякой предупредительности, с некоторой холодностью, не забавлял их увеселениями, не устраивал фейерверков, парадов и прочего.

Происходили даже столкновения между путешественниками и городскими властями. Когда Петр в сопровождении некоторых лиц спустился однажды к берегу Двины для осмотра стоявших на якорях голландских судов, шведские офицеры и солдаты не хотели пропустить его туда, потому что на пути к набережной царю приходилось проходить мимо крепости и желание Петра осмотреть рижские укрепления не могло не возбудить подозрительности.

Петр остался недоволен своим пребыванием в Риге. «Здесь мы рабским обычаем жили и сыты были только зрением, — писал он своему сподвижнику Виниусу, — здесь зело боятся и в город, в иные места, и с караулом не пускают, и мало приятны».

Прожив в Риге неделю, Петр отправился в Курляндию и 10 апреля прибыл в Митаву. В Митаве он сделал визит к герцогу Курляндскому. Местное население, невзирая на неофициальность встречи, торжественно встретило русского монарха, отправившегося в путешествие инкогнито.

После Курляндии посольство отправилось в Бранденбург. Чтобы добраться до немецких земель, Петру I вместе с его подчинёнными пришлось объехать Польшу, так как там была неспокойная обстановка, вызванная междуцарствием. Добравшись до Либавы, русский царь отдельно от послов отправился морем в Кёнигсберг.

Немецкие земли

Проведя пять дней на море на корабле «Святой Георгий», Пётр I оказался в Кёнигсберге седьмого мая. На немецкой территории монарха торжественно принял курфюрст Фридрих III.

Встреча Петра с Фридрихом III происходила, так сказать, накануне превращения бранденбургского курфюрста в прусского короля; немного позже последовало превращение московского царя во всероссийского императора. Пруссия и Россия, не имевшие важного значения в европейской системе государств в продолжение XVII века, сделались Великими державами в XVIII столетии. Поводом к сближению их послужила война со Швецией.

Великое посольство, следовавшее за Петром I по суше, отставало. Поэтому Петр занялся изучением артиллерии под руководством главного инженера прусских крепостей, подполковника фон Штернфельда и получил от него по возвращении в Москву аттестат, в котором наставник царя просил «господина Петра Михайлова признавать и почитать за совершенного в метании бомб, осторожного и искусного огнестрельного художника». О рвении и прилежании ученика свидетельствуют собственноручные его заметки, сохранившиеся в государственном архиве, о разных составах пороха, о калибре оружий, о правилах, каким образом попадать бомбой в данную точку.

Девятого мая Пётр I пришёл на тайную встречу с Фридрихом III. Они устно договорились об оказании военной поддержки, а также о торговле. Россия могла вывозить свои товары в Европу через территории, подчинённые Фридриху III, а Бранденбургское курфюршество — в Китай и Персию по русским землям. Меньше чем за два месяца задание посольства уже было частично выполнено. Но Петру I, конечно же, поддержки одного государства было мало. Поэтому путешествие продолжилось.

Кораблестроение — увлечение Петра

Добравшись в начале августа до реки Рейн, Пётр прибыл в Амстердам. Оставаться долго в Амстердаме он не стал. Пётр Алексеевич практически сразу же отправился в Саардам. Этот маленький городок славился корабельными мастерскими. К концу XVII столетия именно это место считалось колыбелью кораблестроения. На следующий день после приезда монарх под именем Петра Михайлова записался на верфи Линста Рогге.

В Саардаме Пётр I проживал в небольшом домике, построенном из дерева. Находился он на улице Кримп. Он неделю работал простым плотником на верфи, между делом осматривал фабрики, заводы, лесопильни, сукновальни, навещая семьи голландских плотников, уехавших в Москву. Однако красная фризовая куртка и белые холщовые штаны голландского рабочего не укрыли русского царя от досадных разоблачений, и вскоре ему стали не давать прохода любопытные зеваки, собиравшиеся посмотреть на монарха-плотника.

В середине августа Пётр I вернулся в Амстердам. Переняв опыт от мастеров кораблестроения, он через бургомистра получил место среди работников верфей Ост-Индской компании.

Но не стоит сводить деятельность русского царя на голландских землях исключительно к занятиям кораблестроением. Пётр I, помимо работы с морской техникой, посещал вместе с Витзеном и Лефортом в Утрехте нидерландского штатгальтера Вильгельма III Оранского для налаживания дипломатических связей. Также Пётр I увидел больницы европейского образца, воспитательные дома, мануфактуры, мельницы, писчебумажные фабрики и мастерские. А ещё Пётр Алексеевич посещал занятия по биологии и анатомии. Царя настолько заинтересовало бальзамирование тел, что в Лейдене он даже лично поучаствовал во вскрытии трупов. В будущем любовь к анатомии нашла своё отражение в открытии Кунсткамеры — первого музея в России.

Более четырёх месяцев Пётр I провёл в Голландии.

Однако голландское кораблестроение не оправдало ожидания русского монарха. Ещё в России Пётр Алексеевич обучился плотническому ремеслу, а в Европе он желал погрузиться в изучение теории кораблестроения. Однако голландцы мастерили суда при помощи умений, передаваемых как традиция, а корабельные чертежи они создавать не умели. Петр узнал о том, что изучение теоретической базы судостроения широко распространено среди англичан, и тогда русский царь решил поехать в Великобританию.

Зимой 1698 года Пётр I поехал в Англию.

Примерно три месяца русский царь провёл там. В столице Великобритании Пётра I ожидал тёплый визит к королю, который подарил русскому царю новый корабль. Также Пётра Алексеевича пригласили в Королевское общество наук. Там монарх увидел «всякие дивные вещи». Позже Пётр отправился в Дептфорд. Пользуясь поддержкой опытного британского кораблестроителя и политического деятеля Энтони Дина-старшего, он смог улучшить своё кораблестроительное образование.

Из Дептфорда Пётр отправился в столицу Англии, затем в Оксфорд. В лабораториях учёных царь любил следить за изготовлением артиллерийских снарядов. Он даже лично «отведывал метания бомб». В городе Портсмут Пётр ознакомился с британским морским флотом, отмечая самые мелкие детали европейских кораблей. У острова Байта он наблюдал морское сражение, специально инсценированное для него. Пару раз Пётр заходил в англиканскую церковь, присутствовал в парламенте на одном из заседаний. Говорят, что во время «скрытного» посещения заседания Верхней палаты русский царь наблюдал за тем, как британская аристократия общается со своим королём. Выслушав диалоги заседавших с помощью переводчика, Пётр обратился к своим русскоязычным спутникам: «Весело слушать, когда подданные открыто говорят своему государю правду; вот чему надо учиться у англичан».

Из Англии Пётр I снова вернулся в Голландию, однако после провалившихся встреч с нидерландскими политиками он отправился в Вену. Наладить дипломатические связи в Голландии не получилось — голландцы не захотели поддерживать русского царя в войне против Османской империи.

Возвращение домой

Через немецкие земли и Прагу Пётр направился в Вену. До этого города он доехал только в июне и прожил там около месяца. Встреченный с радостью императором Леопольдом, Пётр изучал Вену, а тем временем проводились переговоры между русскими и австрийскими дипломатами о конфликте с Османской империей. С разочарованием Пётр Алексеевич видел, что австрийские политики не одобряют его имперские взгляды на Турцию. Также австрийцы не желали продолжения той войны, которую русские вели до сих пор. Пётр понял, что образовать коалицию против Османской империи нереально.

В середине июля 1698 года прошло последнее дипломатическое свидание Петра с правителем Священной римской империи Леопольдом I. Посольство собиралось отправиться в Венецию, однако из Москвы пришла новость о начавшемся стрелецком бунте. Поездку в Венецию пришлось отменить.

По пути в Россию Пётр узнал о подавлении бунта. 31 июля в Раве русский царь увиделся с вновь избранным королем Речи Посполитой Августом II. Переговоры монархов продолжалось около трёх дней. В итоге между царями возникла личная дружба. Наметилось создание союза против Швеции.

25 августа 1698 года Петр прибыл в Москву. Он находился за границей полтора года. Это путешествие сформировало в характере Петра I влечение ко всему новому и западному, что в условиях абсолютной монархии, безусловно, сказалось на правлении государством. Идеи модернизации привели Россию к петровским реформам, и это дало невероятный толчок развитию страны.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top